МЕТЛА

Метла метет на улице тротуар,

Метла метет внутри головы.

И что-то, давно зреющее,

Заставляет меня сойти с рельсов игры.

 

Вверху, в числителе, что-то зовет тебя.

Внизу, в знаменателе, что-то держит.

Результат этой дроби - все, что есть ты.

 

Но попугай в клетке и чайка над морскими волнами

Не один и тот же вид животных.

Нет бога и дьявола, здесь Бесконечность и Рельсы – и ты.

Их ждет старость, а тебя твой миф.

 

Делай только то, что делаешь.

Плачь всегда, когда хочется плакать.

Иди только туда, куда отправился

И не забывай, что ты болгарин-молодец.

 

Вокруг люди делают вид, что правы.

Плохие артисты в глупых сериалах.

Сегодня я не актер, а наблюдатель,

Пришло время стать писателем,

И сидеть под липами в маленьких кафе,

Улыбаться невидимым русалкам.

Нет опасности если нет причастности

к этому театру, и даешь гласность

Младенцу в тебе, который совсем не младенец.

 

И вместо меня будет говорить мой рот,

И вместо тебя будут слушать твои уши,

И ни я, ни ты не будем существовать.

И песня будет свободной рекой,

А меломан будет всегда у моря,

И мы протянем друг другу руки,

Потому что мы две в одном.

 

Давай поплачем о тех, кого нет с нами,

Давай споем с теми, кто в упоении,

Давай вызовем на дуэль трех мушкетеров,

А потом станем их аватарами.

Что делать, если мы не эффективны?

Зато иногда мы прекрасны.

Не надо сеять, пахать наше море.

 

И вместо меня будет говорить мой рот,

И вместо тебя будут слушать твои уши,

И ни я, ни ты не будем существовать.

И песня будет свободной рекой,

А меломан будет всегда у моря,

И мы протянем друг другу руки,

Потому что мы...

 

КРУГЛЫЕ ЛАМПЫ

 

Круглые лампы смотрят на меня,

Уродливые, как мир Жан-Поль Сартра.

Конец мира не чувствуется.

Потоку мыслей нет конца.

 

Липко спускаются спирали,

Они остановятся едва ли

Перед тем, как нажрутся,

Но внизу темно.

Связанный двумстами веревками

За триста предметов, он все еще держится,

Но дорога все круче.

 

Я вхожу в глубокую воду,

Меня несет широкая река,

Бережет бездонное небо,

Лисица ведет за собой.

 

Некому тебя простить,

Некому тебя щадить,

Некому поиграть с тобой.

Не с кем себя сравнить,

Не у кого найти приют,

Не с кем пить. Не с кем выть.

 

Страх – любовь, прижатая закрывающейся дверью.

 

Весной напиваешься легче.

Зимой легче трезвеешь.

Осенью приходишь домой раньше,

Летом легче прощаешь.

 

Ночью дальше видишь.

Днем буквы слагаются легко.

Утром ничто не мешает,

Вечером все интересно.

 

 

РАГГА-МОРЕ

Мои волосы полны песка

Я возвращаюсь домой с отпуска,

Но растой я, кажется, не стану,

Шеф мне советует принять ванну.

 

Вспоминаю…

На Каменном Берегу * я познакомился с ней

(Там в пещере, там под скалой)

Но она не хотела … быть нежней.

(Там в пещере, там под скалой),

Чтоб не слажать, себя страхую

(Там в пещере, там под скалой)

Из Будапешта я привел другую.

(Там в пещере, все само собой).

 

Пр.  Бум! Бренчит-стучит мой старый жигуль.

       Бум! Бренчит-стучит, а я таращусь, забыв руль.

       Занят каждый туалет,

       Каждый третий поэт,

       Под каждой крышей пьют,

       Это лучший для меня

       Приют!

 

Невен нажрался как казак

(В джунгле-лесу, в хлам натощак)

И представлял, что он древний трак.

(В джунгле-лесу, в полную красу)

Голый с гитарой бегал по скалам

(Как дикий козел или болгарский орел)

И обращался чинно к дамам.

(Как дикий козел или болгарский орел)

 

У Краси паспорт вот украли.

(О, нет, Краси, нет !)

Грустные аккорды в нем звучали

(О, нет, Краси, нет !)

Если и дальше наизнанку

(О, нет, Краси, нет !)

Он эмигрирует в загранку

(О, нет, Краси, нет, не оставляй нас здесь!)

 

Пр.  Бум! Бренчит-стучит мой старый жигуль.

       Бум! Бренчит-стучит, Эта страна стоит пуль.

       Здесь каждый возчик в душе

       хипарь еще или уже,

       Вот балаган, сидит в нем пьяный шаман.

       Рай в шалаше!

 

 * любимое хиппи место на Черном Море в Болгарии

 

 

СТУДЕНЧЕСКИЙ ГОРОД

Утоляю голод в Студенческом Городе,

Один в „Бабе Яге“.

Пусть другой напрягается,

Пусть другой вычисляет, страдает, пашет,

Я жду только закуски.

 

Аудио-, педо-, славянофил.

Не поймет только тот, кто не был

В Студенческом Городе

Во время великого голода.

 

Пр.: Будь учтив с портье,

        Встретишь собаку – будь позитивным.

        Если соблюсти эти правила, можно остаться живым.

        Не делай планы на вечер и он превзойдет фантазию.

        Будь „за“, и жизнь не будет против.

 

Утоляю голод в нижнем мире.

Наверху меня ждут, а колеса вертятся.

Поезд везет меня неизвестно куда.

Я люблю это общежитие.

 

 

АВГУСТ

Августовские сверчки сверчат.

Ели-ракеты строем молчат.

Мир остановился, я созрел

для тропы с человеком передо мной.

 

Антенны включены.

Ошибки исключены.

Стрелы, вперед! Кони повсюду.

Вертикальная атака мрака.

 

Свихнувшиеся сверчки – гимн амбиента.

Я растворяюсь в них.

Свихнувшиеся сверчки – короли амбиента.

Я растворяюсь в них.

 

Вдыхай для вдохновения.

Пиши для духотворения.

Спутник или звезда?

Путник или сознание

в пути?

 

Древний город, моложе меня,

я состарюсь раньше его.

Древний город, моложе меня,

я состарюсь, а он нет.

 

Ели сторожат тайну,

строгие воины вечности.

Мир остановился, а я созрел.

Вертикальная атака в рассвет.

 

Свихнувшиеся сверчки – гимн амбиента.

Я растворяюсь в них.

Свихнувшиеся сверчки – короли амбиента.

Я растворяюсь в них.

 

МАТЕРИК

(Георги Господинов)

 

Тебе случалось упасть с коня?

Было, говоришь, на мостовую.

На желтую, народную, под Него,

Ты пил тогда много и нахлебавшись

Лежал под его хвостом всю ночь,

Решив перед тем его оседлать,

Залезть на стремя и воссесть за царем,

И по Царю, по Царю отправиться вперед.

 

А потом Орловый Мост, орлы…

(схватить их за когти, и этого хватило бы).

Так с Царем-Освободителем кружите

И исчезаете в тумане и паре. О миражи!

 

Разве ты приземлишься дальше подножий

улицы “Витоша”, родных витрин?

Снаружи рассвет, поднимается туман.

Ты скажешь: Мама,

Она не скажет: Сын мой...

 

 

ПРИБЛИЖУСЬ

Я приближусь к тебе как сон,

Прикоснусь к тебе, и ты услышишь звон

Изнутри.

И мы тихо полетим

сквозь облако чего-то, похожее на дым

Внутрь.

 

Тебя будут качать мои волны,

Я и ты будем два в одном,

А потом мы вернемся в себя,

Проснемся и войдем в класс на урок

Скуки.

 

Но перемена – закон.

Я встречу тебя на улице, сидящим на ветке.

Мы встретимся взглядами.

И лучи пробьют скорлупу.

Мы начнем видеть глазами,

А не только смотреть.

 

Тебя будут качать мои волны,

Я и ты будем два в одном,

А потом мы вернемся в себя,

Проснемся и будем громко плакать,

Словами досюда...

 

 

БЛАЖЕНЫЕ ГОДЫ

Много лет назад, когда acid house был молодым

И продавали екстази еще скорее по любви

Интернет был малый городок,

А компьютер - незнакомый мир.

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

Три таблетки в кармане, во рту ароматный бычек,

И девочки из моего класса охотно глотали крючек.

Говорили обо мне во всех уголках:

он родился в черных очках.

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

Не смыкая глаз творили ночи напролет

Сколько софтверов украли - нужда подтолкнет.

А нет денег - нет и наркоты, пусть бьешься в судорогах ты

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

А сейчас, когда ночь подходит к концу,

Парти конец, на работу пора молодцу.

Нам страшно нужен спид, но наш дилер убит,

Хотя он хотел деньги, а не умереть молодым.

Герой нашего времени хотел только деньги,

но умер молодым.

 

 

 

ТАНЦУЮ

В этой кухне так приятен вечер,

Что артист во мне звонит музе и просит рандеву.

“О, ты хочешь провести со мной ночь?

Но где ты был вчера и позавчера,

ты, запертый в клетке какаду?“

 

Но артист знает свою роль

и просит, пока не дадут.

А муза исполняет волю

Высшего Суда.

 

И они танцуют.

 

А я смакую салат и смотрю на огни города,

Наливаю третий стакан и думаю: как получилось,

Что этот молодой человек отделился от меня

и обнимает даму с вуалью,

А я смотрю на них с улыбкой, плененный,

как на сына на его выпускном бале.

 

Они танцуют.

 

У меня была связь с этой девушкой, когда я был молод.

Ее звали Анна Каренина, а я жил в несколько другом мире.

Я нашел с ней свою девственность / Я был девствен, а она божественна

Она научила меня петь.

С тех пор, когда слышу: „нет смысла“, я смеюсь

 

И танцую.

 

 

 

WAS KANN ICH?

 

Was kann ich?

Какво мога?

Что я могу?

What can I do?

Mit tudok?

 

Was weise ich?

Какво зная?

Что я знаю?

What do I know?

Mit tudok?

 

 

ЧИСТ К ЦЕЛИ

Чист к цели, сам с мыслью, невидим.

Голый под дождем, пол без нужды, пламя без дыма.

Над слабостью под небесами из воли.

В радости не молюсь о чудесах.

 

Пр.: Добро пожаловать, синева!

        Рад, что нашла, синева!

 

По ту сторону мира несу соль людям,

Которые еще не существуют.

Звенят иголки бора.

Намерение есть ты.

 

Пр.: Никто не угадал выигрышные числа.

        Кто-то отпустил тебя. Шарик улетел.

 

Здесь есть путь без суда и плоти, перед тобой Они.

Там есть приют, оттуда тебя зовут друзья.

Дрожащие тополя знак,

что вселенная уже не ждет.

 

Пр.: Чист к цели, по ту сторону мира.

        Добро пожаловать, синева!

 

 

 

РЕСТОРАН

Сидя в приятном ресторане,

Наблюдая человеческие лица,

Продолжаю быть арестантом

И не понимаю всего этого.

 

Летучий Голландец ищет землю.

Робинзон Крузо ищет компанию.

Ромео не хочет больше делать из себя Шекспира,

Карлито не хочет больше знаний.

Завидуя их жизни,

С которой моя никогда не пересечется,

Жду чуда – чтоб вошла Она - связующее звено,

И чтоб увела меня

домой.

 

 

МАТЕРИК

(Георги Господинов)

 

Тебе случалось упасть с коня?

Было, говоришь, на мостовую.

На желтую, народную, под Него,

Ты пил тогда много и нахлебавшись

Лежал под его хвостом всю ночь,

Решив перед тем его оседлать,

Залезть на стремя и воссесть за царем,

И по Царю, по Царю отправиться вперед.

 

А потом Орловый Мост, орлы…

(схватить их за когти, и этого хватило бы).

Так с Царем-Освободителем кружите

И исчезаете в тумане и паре. О миражи!

 

Разве ты приземлишься дальше подножий

улицы “Витоша”, родных витрин?

Снаружи рассвет, поднимается туман.

Ты скажешь: Мама,

Она не скажет: Сын мой...

 

 

ПРИБЛИЖУСЬ

Я приближусь к тебе как сон,

Прикоснусь к тебе, и ты услышишь звон

Изнутри.

И мы тихо полетим

сквозь облако чего-то, похожее на дым

Внутрь.

 

Тебя будут качать мои волны,

Я и ты будем два в одном,

А потом мы вернемся в себя,

Проснемся и войдем в класс на урок

Скуки.

 

Но перемена – закон.

Я встречу тебя на улице, сидящим на ветке.

Мы встретимся взглядами.

И лучи пробьют скорлупу.

Мы начнем видеть глазами,

А не только смотреть.

 

Тебя будут качать мои волны,

Я и ты будем два в одном,

А потом мы вернемся в себя,

Проснемся и будем громко плакать,

Словами досюда...

 

 

БЛАЖЕНЫЕ ГОДЫ

Много лет назад, когда acid house был молодым

И продавали екстази еще скорее по любви

Интернет был малый городок,

А компьютер - незнакомый мир.

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

Три таблетки в кармане, во рту ароматный бычек,

И девочки из моего класса охотно глотали крючек.

Говорили обо мне во всех уголках:

он родился в черных очках.

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

Не смыкая глаз творили ночи напролет

Сколько софтверов украли - нужда подтолкнет.

А нет денег - нет и наркоты, пусть бьешься в судорогах ты

Блаженные годы, acid house был молодым.

 

А сейчас, когда ночь подходит к концу,

Парти конец, на работу пора молодцу.

Нам страшно нужен спид, но наш дилер убит,

Хотя он хотел деньги, а не умереть молодым.

Герой нашего времени хотел только деньги,

но умер молодым.

 

 

 

ТАНЦУЮ

В этой кухне так приятен вечер,

Что артист во мне звонит музе и просит рандеву.

“О, ты хочешь провести со мной ночь?

Но где ты был вчера и позавчера,

ты, запертый в клетке какаду?“

 

Но артист знает свою роль

и просит, пока не дадут.

А муза исполняет волю

Высшего Суда.

 

И они танцуют.

 

А я смакую салат и смотрю на огни города,

Наливаю третий стакан и думаю: как получилось,

Что этот молодой человек отделился от меня

и обнимает даму с вуалью,

А я смотрю на них с улыбкой, плененный,

как на сына на его выпускном бале.

 

Они танцуют.

 

У меня была связь с этой девушкой, когда я был молод.

Ее звали Анна Каренина, а я жил в несколько другом мире.

Я нашел с ней свою девственность / Я был девствен, а она божественна

Она научила меня петь.

С тех пор, когда слышу: „нет смысла“, я смеюсь

 

И танцую.

 

 

 

WAS KANN ICH?

 

Was kann ich?

Какво мога?

Что я могу?

What can I do?

Mit tudok?

 

Was weise ich?

Какво зная?

Что я знаю?

What do I know?

Mit tudok?

 

 

ЧИСТ К ЦЕЛИ

Чист к цели, сам с мыслью, невидим.

Голый под дождем, пол без нужды, пламя без дыма.

Над слабостью под небесами из воли.

В радости не молюсь о чудесах.

 

Пр.: Добро пожаловать, синева!

        Рад, что нашла, синева!

 

По ту сторону мира несу соль людям,

Которые еще не существуют.

Звенят иголки бора.

Намерение есть ты.

 

Пр.: Никто не угадал выигрышные числа.

        Кто-то отпустил тебя. Шарик улетел.

 

Здесь есть путь без суда и плоти, перед тобой Они.

Там есть приют, оттуда тебя зовут друзья.

Дрожащие тополя знак,

что вселенная уже не ждет.

 

Пр.: Чист к цели, по ту сторону мира.

        Добро пожаловать, синева!

 

 

 

РЕСТОРАН

Сидя в приятном ресторане,

Наблюдая человеческие лица,

Продолжаю быть арестантом

И не понимаю всего этого.

 

Летучий Голландец ищет землю.

Робинзон Крузо ищет компанию.

Ромео не хочет больше делать из себя Шекспира,

Карлито не хочет больше знаний.

Завидуя их жизни,

С которой моя никогда не пересечется,

Жду чуда – чтоб вошла Она - связующее звено,

И чтоб увела меня

домой.